логин (e-mail): пароль:

Восточка

Статус: Невидимка

IDE сообщения: 4674

01 февраля 2010, 17:16:19

Грязеобразующее предприятие

После всероссийских новогодних каникул, как раз в тот день, когда в правительстве подписывалось первое постановление 2010 года, разрешающее Байкальскому ЦБК продолжить производственную деятельность с целлюлозными стоками, контрольная служба канализационных очистных сооружений города Байкальска обнаружила в собственном пруду-аэраторе нехарактерные для городских хозяйственно-бытовых стоков загрязнения. В частности, лигнин, отход целлюлозной промышленности, превративший прозрачную воду пруда с расплодившимися карасями в «не очень крепко заваренный чай».

После более чем годового простоя предприятия новая команда управленцев Байкальского целлюлозно-бумажного комбината, назначенная для реанимации целлюлозного производства, видимо, очень спешила доказать собственникам (51% акций принадлежит «Континенталь Менеджменту» и 49% – государству) свою деловую состоятельность. Пробные, тестовые варки небелёной целлюлозы на морально устаревшем и физически изношенном оборудовании они начали, даже не дожидаясь окончания новогодних каникул и, как показала практика, без должной диагностики работоспособности формально созданной системы замкнутого водооборота. Промышленные стоки при этом каким-то образом попали в пруд-аэратор, замыкающий технологическую цепочку очистки городских хозяйственно-бытовых стоков.

Очищенные стоки стали похожи на слабый чай, если посмотреть их на просвет, набрав в мензурку. Но мы с коллегами и экологами-общественниками смотрели на незамерзающий пруд сверху. И мне казалось, что он заполнен то ли крепким чёрным кофе, то ли каким-то дёгтем или мазутом. Из этого пруда стоки вместе со всеми оставшимися (или дополнительно попавшими) в них взвешенными и растворёнными веществами сливаются в Байкал. Произвести дополнительную очистку в случае попадания в искусственный водоём каких-то нехарактерных загрязнителей, как случилось в этот раз, уже невозможно. Более того, даже если бы у канализационных очистных сооружений (КОС) г. Байкальска была техническая возможность всю воду из пруда-аэратора вернуть «в голову» системы и ещё раз пропустить её по всей цепочке, эффект оказался бы минимальным, поскольку городские очистные сооружения «не умеют» справляться с подобными стоками.

Встревоженный директор Муниципального унитарного предприятия «Канализационные очистные сооружения Байкальского муниципального образования» Валерий Кулаков тут же проинформировал генерального директора БЦБК Константина Прошкина официальным письмом, в котором, в частности, говорится:

«При плановом отборе проб 13.01.2010 г. было визуально установлено ухудшение качества очищенных сточных вод в пруде-аэраторе: появилась цветность, характерная для производственных сточных вод ОАО «БЦБК».

Требую принять срочные меры к устранению попадания промышленных сточных вод Вашего предприятия в очищенные хозбытовые сточные воды, т.к. в Разрешении на сброс загрязняющих веществ в озеро Байкал, выданном нашему предприятию, нет веществ, присутствующих в промышленных стоках.

Ваш ответ прошу предоставить до 15.01.2010 г., в противном случае будут приняты меры, предусмотренные действующим природоохранным законодательством».

Замечу, что, несмотря на внешнюю строгость и даже ультимативность последнего абзаца письма, на практике директор городских канализационных очистных сооружений, не имеющий даже малого отношения к БЦБК, не может принять никаких мер против нарушителя природоохранного законодательства, кроме как пожаловаться в разные инстанции.

Не дождавшись ответа ни к 15, ни даже к 25 января, Валерий Анатольевич направил соответствующее послание прокурору Слюдянского района, старшему советнику юстиции Петру Шиману, указав, что «письмо генеральному директору ОАО «БЦБК» Прошкину К.М. на сегодняшний день остаётся проигнорированным». Также он проинформировал прокурора, что пробы воды из пруда-аэратора переданы для проведения анализов в Байкальский пост ЦЛАТИ (общероссийская специализированная независимая организация), а информационные письма «О попадании производственных сточных вод...» направлены ещё и руководителям управлений Росприроднадзора и Росрыболовства по Иркутской области. Но и из этих ведомств «ответа не поступало».

К чести прокуратуры, она отреагировала на чрезвычайную информацию немедленно. В тот же день межрайонный прокурор Западно-Байкальской межрайонной прокуратуры, советник юстиции С. Плахотнюк проинформировал В. Кулакова о том, что прокуратурой «поручена проверка (указанного факта) Управлению Росприроднадзора по Иркутской области, осуществляющему федеральный экологический контроль в отношении ОАО «БЦБК», и одновременно запросил дополнительную информацию: «...имеется ли в настоящее время у ОАО «БЦБК» возможность осуществлять сброс производственных сточных вод в пруд-аэратор, являющийся частью системы КОС г. Байкальска?».

Вопрос предельно серьёзный. Его можно было бы задать и более жёстко – существуют ли технические возможности для умышленного сброса стоков целлюлозного производства в систему городского канализования? По мнению Валерия Кулакова, таких возможностей у комбината нет. Теоретически, если исходить из проекта, Байкальский ЦБК даже при большом желании его собственников не может сбросить сточные воды в пруд-аэратор городских КОС. Но на практике это случилось. Как, в каком месте, по каким причинам – пока не известно. Требуется расследование. К неконтролируемому попаданию загрязнений из одной системы в другую могло привести, к примеру, низкое качество проекта. Или, что более вероятно, низкое качество его исполнения. А может быть, виной всему бесконечные байкальские землетрясения, подвижки земли. А может...

Догадок и гипотез можно привести десятки. Но достоверно эта нештатная ситуация доказывает только один бесспорный факт - работающий Байкальский целлюлозно-бумажный комбинат несёт реальные, хоть далеко не всегда и не всем очевидные угрозы уникальной байкальской экосистеме, «колодцу планеты», участку всемирного природного наследия.

То, что произошло при попытке реанимировать технически, технологически и морально устаревшее предприятие, кто-то наверняка назовёт мелочью: «Подумаешь, в самое большое по объёмам воды озеро планеты попадёт теперь сколько-то килограммов, или пусть центнеров, или даже тонн лигнина и некоторых других загрязнителей, характерных для целлюлозного производства. Байкалу это как слону дробина, он и не почувствует». Наверное, правда. Этого конкретного загрязнения Байкал, благодаря своей мощи и способности к самоочищению, может быть, и не почувствует. Но стоит ли ждать, когда непрогнозируемая нештатная ситуация, возникшая по каким-то неведомым нам сегодня причинам, разовьётся до масштабов, сравнимых с катастрофой на Саяно-Шушенской ГЭС?!

Было бы неправдой сказать, что известие о попадании промышленных стоков БЦБК в городскую систему очистки хозяйственно-бытовых стоков и неизбежном их сбросе в Байкал явилось для меня неожиданностью. Это уже второй известный мне случай. О первом я услышал от министра природных ресурсов РФ Юрия Трутнева. Ещё 29 сентября 2008 года, прилетев в Байкальск на официальный пуск якобы созданного на комбинате замкнутого водооборота, он, рассказывая журналистам об оставшихся недоработках, сообщил, что «сегодня есть фиксация промышленных загрязнений в системе хозяйственно-бытовых стоков».

Примерно через неделю после того визита министра комбинат и вовсе «впал в кому», а нынче при первых же попытках его реанимировать происходит очередная «фиксация промышленных загрязнений» там, где их не должно быть в принципе. А это уже походит не на разовое чрезвычайное происшествие, а на устойчивую систему загрязнения участка всемирного природного наследия ради прибыли ограниченной группы частных лиц.

Тот же Юрий Трутнев, отвечая во время брифинга на один из журналистских вопросов, сказал: «...Истощительное использование природных ресурсов, а по отношению к байкальской воде комбинат до сегодняшнего дня использовал именно такие технологии, может на какое-то время повысить конкурентные преимущества. Но так нельзя работать постоянно. На сегодня (с пуском замкнутого водооборота, – Г.К.) комбинат вот этого не очень корректного конкурентного преимущества лишён».

Объяснения государственных чиновников и частных собственников, будто бы изжившее себя предприятие реанимируется в интересах населения города Байкальска, – не более чем лицемерие. Правительственное постановление № 1 нынешнего года возвращает комбинату возможность «истощительного» использования байкальской воды и те самые «не очень корректные» конкурентные преимущества для получения незаработанной прибыли. Ссылки на необходимость восстановления рабочих мест тоже искусственны. Все, кого я спрашивал в Байкальске, подтвердили, что людей сегодня принимают на работу не более чем на 7–8 месяцев. В этих условиях, когда над темечком висит дамоклов меч увольнения, люди становятся предельно послушными работодателю. По первому его намёку они бегут отключать телефоны у своего профсоюзного руководства и толкаются локтями, чтобы в числе первых подписать письмо: «Спасибо родной партии и правительству...». И уверения чиновников, что восстановление предприятия будто бы приведёт к экономическому развитию города, на мой взгляд, несостоятельны.

Возрождение БЦБК в любом виде – а уж с традиционной, разомкнутой системой водопользования тем более – приведёт в реальности не к развитию, а к застою.

Потому что умрёт, так и не родившись, особая экономическая зона рекреационного типа – не найдётся в России и за границей таких глупых инвесторов, которые решатся тратить деньги на строительство фешенебельных отелей под «ароматными» трубами комбината.

Потому что ни одному умному человеку не придёт в голову покупать воду, взятую в том месте, куда ежесуточно сбрасывается более сотни тысяч кубометров производственных стоков, пропущенных для приличия через очистные сооружения середины прошлого века.

Потому что Байкальск в этом случае останется даже не столько моногородом, сколько спальным цехом БЦБК с полным набором соответствующих проблем.

Потому что умные дети, насмотревшись на дамоклов меч увольнения, висящий над папой, не захотят связывать свою судьбу с комбинатом, который может быть закрыт в любой момент, как только взрослые люди тоже поумнеют.

***

– Мне карасей жалко, которые в нашем пруду плодиться начали, – грустно улыбнулся Валерий Анатольевич Кулаков.

– А что с ними случилось?

– Сейчас в коричневой воде их не видно. Может быть, они и выжили, – говорит он с сомнением. -– Но из-за попадания промстоков в воде сократилось содержание кислорода. Боюсь, что передохли...

Георгий Кузнецов

Информация

Информация

Информация